Дэйв отвечает на вопросы...

Друзья!

Последнее время, в различных интервью, мне приходилось рассказывать о том, что со мной происходило в хронологической последовательности, что естественно послужило одной из причин распада группы, ухода Марти и увольнения Ника, звучащих не так, как положено записей на пластинках и, в конце концов, что касается моего ухода со сцены.

После выхода "CTE", естественно, группа была невероятно рада, что пластинка оказалась на вторых местах в различных чартах. Однако, если вы сможете поверить этому, в это же время проходили "сессии групповой терапии" именно со мной, которые быстро окрестили сессиями "Dave Bashing". Это все происходило из-за недовольства в отношении употребления мною наркотиков и нереализованных попыток остановить меня, впрочем также как и из-за различных комментариев о моем лидерстве в нашей группе. Я хорошо помню, момент написания тестов, где меня оценивали по какой-то шкале, и множество иных не особенно приятных заданий, которые задумывались для того, чтобы сломить меня всяческими способами. На самом то деле, это сильно повредило нам всем, а мне больше всех. Участниками тех сессий оказались Марти, Ник, Джуниор, Рэймонд Мэй (директор), Рон Лаффит (менеджер), Дэвид Вайт (гитарный техник и директор).

В результате, это и заставило меня стать достаточно осторожным, и в тот момент мы учредили условие о запрете употребления алкоголя и наркотиков, с которым согласились абсолютно все. Также были иные разнообразные тесты, поскольку, Рон крепко сдружился с менеджером Aerosmith, и тот в свою очередь рассказал, насколько хорошо это сработало именно с той группой, вероятно даже в ущерб Megadeth.

Я дал свободу действиям не только группе и менеджменту, но и всем директорам, и в придачу Максу Норману, получившему намного больше прав на нашу следующую пластинку, "Youthanasia". На тот момент, когда "Youthanasia" была к тому готова, во мне бурлила и озадачивала некоторая неразбериха, я даже подумывал об уходе из группы, однако я собрался и попросился записать свой сольный проект.

Я хотел записать панк-метальный диск с Ли Вингом, в составе группы, которую мы назвали MD.45, и я получил 250.000$, чтобы организовать этот проект.

Тогда Capitаl раскручивали наши пластинки, и мне был приятен факт того, что они от этого никогда не отказывались. Нон несмотря на это, ребята из EMI позволили мне сделать переиздание записи, чему я ужасно радовался.

В результате, когда я осознал, что идея с MD.45 полностью оказалась провальной, к тому моменту я уже подготовился к записи следующего альбома Megadeth, "Cryptic Writings". Но до записи мне позвонил Рон Лаффит и рассказал, что уходит работать в Elektra Records, и мы разошлись далеко не лучшим образом. В тот момент всё казалось трудным и ужасным. Но тогда Рон и я помирились, однако ущерб, нанесённый его комментариями и оставшаяся боль в сердце из-за "Dave Bashing Sessions" значительно изменили динамику группы, думаю уже навсегда. Правда до сих пор никто из нас так и не извинился за это.

Тогда у нас появился новый менеджер Майк Рено, который мне сразу же понравился. Но он пришёл не один, а с партнёром, Бад Прэйджер, который совершенно незаметно для всех взял в свои руки власть и даже пытался полностью изменить Megadeth, сделать подобной на его прежнюю группу — Foreigner, и это нервировало всех.

В первые дни мы много говорили о записи "Cryptic Writings", о моих песнях, о его планах, нашей совместной работе под его руководством о том, что он станет оценивать партии иных участников группы, и что он станет помогать мне в написании песен. Хотя было прекрасно видно, что на "Risk" уже отсутствовал и не требовался этот "призрачный писатель" (человек, писавший тексты, однако не значившийся в буклете).

А это сильно навредило мне лично, а также моим отношениям с группой, в отношениях Бада с Майком, и, что является основным, в отношениях с вами.

"Cryptic Writings" все же вышел, и, хоть пластинка оказалась отличной, это не было треш-или спид-металом. Потому что, вышедший "CTE", выпустил ещё одну пластинку "Nevermind". Именно в данный момент и появилась эта развилка. Трудно было понять, по какой именно дороге будет следовать Megadeth: альтернативной, либо двигаться в сторону к андерграунду, либо вовсе останется на своем месте?

Мне кажется, каждый может решить именно так, если судить по стрижкам, одежде обуви и прочее, что наша группа следует по дороге, противоположной андерграунду, впрочем, если так подумать, мы никогда и не шли альтернативным путём. Во всяком случае пока.

Я оказался весьма довольным продажами "Cryptic Writings", и на некоторое время даже сумел расслабиться. Однако все же ненадолго. Остальные тем временем стали сражаться со мной и Бадом. Баду удалось уговорить меня дать каждому 10% прибыли от продажи. Он предложил их выкупить, и именно вот так он обрёл над ними полный контроль и тут же оставил меня в покое.

Он рассказал мне, что тоже самое было и с Foreigner, где он являлся менеджером. При этом он ни слова не сказал, что он будет получать процент от продаж, что он пригласит авторов со стороны, что он готов отдать мой "голос" в отношении продуктов альбома совершенно иным людям. К тому моменту "CTE" оказался уже платиновым, причём дважды, "Youthanasia" - платиновым, а "Cryptic" немного не дошёл до платины. Он стал только золотым в Америке.

Тут же произошла ссора с Ником из-за его травмированной ноги и некоторых проблем связанных с наркотиками, которые сильно мешали ему играть. Я прогнал его, и все же я любил его, поэтому продолжал с ним контактировать все следующие 5 лет. Он рассказал мне, что Джуниор звонил ему только два раза за 5 лет.

Его заменил ДеГрассо, с которым я успел поработать в MD.45, однако все уже было совершенно по-иному. Многие говорили мне , что он абсолютно не подходит, и что это огромная ошибка. Как я можно совершить ошибку с человеком, который превосходно игрет?

Я ничего не понимал или попросту не хотел верить им. Мы тогда уже записывали "Risk" в то время Бад уже рассылал письма всем участникам группы о том, что "твои песни ничто", "это просто отвратительно" и прочее. И вся озлобленность на Бада в результате вылилась исключительно на меня. И тогда я решил не иметь ни с кем дела, а Бад полностью был одурманен властью. Он практически полностью порвал все отношения с Майком Рено, незадолго до ухода Майка из его фирмы. На данной пластинке Бад предложил, использовать постороннего автора, у которого он являлся менеджером - Брайена Хоуи, вокалиста Bad Company, а для записей песен "Crush'em". Он также хотел заставить меня записаться с какой-то девушкой, которая является "лучшим композитором года в стиле кантри", для чего мне пришлось выехать в Нэшвилль на пару недель.

Друзья, я на самом деле сильно рисковал, поэтому и назвал его "Risk", даже не смотря на ощущение, отличной попытки убийства моей карьеры. "Cryptic" постоянно крутился на радио. Впрочем тогда я ещё не понимал того, что раскрутка на радио не является хорошим вариантом промоушена для продажи пластинки. Продажи, которая тебе всегда необходима, чтобы оставаться в работе. Если получается малая продажа пластинок, тебя отправляют в маленькие клубы и т.д. здесь уже петля начинает сужаться.

Когда "Risk" был полностью окончен, я надеялся на эту замечательную запись, поскольку он уже не являлся «закоренелым» Megadeth. Марти мне тогда признался, что и менеджмент, и он, а также отдел A&R в Capitol, всеми силами старались сделать Megadeth именно альтернативной группой, и, в результате "душевного терроризма" оказывавшего на меня влияние, я постепенно стал сдавать свои позиции этому союзу.

В результате "Risk" вышел, и нам пришлось смотреть, как фанаты говорили о том, что это совершенно не Megadeth. И тогда я решил: "Нам необходимо записать металлическую пластинку." И именно из-за этого, насколько мне помнится, и ушёл Марти.

Естественно, он говорил, что песни оказались слишком простыми, что мои тексты оказались никудышными и множество иных причин, однако я считаю, что Марти оказался рад тому, что Megadeth становилась, как бы это сказать, более альтернативной. Правда это продолжалось до момента, пока Дэнн Хафф не сказал мне, что он без предупреждения и согласования с Марти, стер его соло и записал туда моё.

Естественно, Марти сильно обиделся, я понимал, что мои слова сильно ранят его, делают больно, и стало понятно, что группа на грани.

Тогда в группе появляется Эл Питрелли уже после ухода Марти, который был на грани нервного срыва.

А тем временем, Рой Лотт, являющийся президентом Capitol Rec., оформил поддельную награду за золотой диск и мне ее вручил, от стыда я даже не смог смотреть в камеры, когда меня просили с ними позировать. Это из-за того, что на ней оставалась надпись "в ознаменование продажи 500.000 копий по всему миру", а не в Америке. Я специально криво ее повесил в офисе, чтобы это мне напоминало, кто сделал над эту надпись.

В результате продажа "Risk" составила всего около 350.000 копий, тоже неплохо ведь...

В то время я уже начал записывать "The World Needs a Hero" с Элом, который являлся лидером Trans Siberian Orchestra, а также находился в Savatage. Элу понадобилось много усилий, чтобы ощутить себя вторым инструментом, а не лидером, однако Джуниор не дал ему быть на втором месте, поскольку это являлось его местом; также занять «более высокое место» ему не дал и Джимми.

Поэтому, появившись в группе Элу из первого ряда пришлось перейти в последний. При этом я совсем не держу на него зла, да и другие участники группы тоже. Он женился на довольно таки милой леди, и я желаю ему только всего самого наилучшего.

Однако пора вернуться к пластинке: когда "The World Needs a Hero" закончили, мы решили отказаться от услуг Capitol , на что они выдвинули следующие условия: мы позволяем им выпустить сборник самых лучших хитов, а нам запрещалось выпускать "The World Needs a Hero" в ближайшие 9 месяцев, чтобы он нигде не пересекался с выпуском сборника.

Конечно же, мы согласились и это было правильно. Каким-то странным образом человек A&R из Capitol, Стив Шнир (скорее всего), и, наверное, кто-то ещё... выслали оттуда сотни промокопий "The World Needs a Hero". Мы разыскали их всех на eBay, и каждый, кто продавал, рассказывал одно и то же, якобы они нашли их в Нью-Йорке на лотке, при чём рядом с подержанными дисками. Поэтому нелегальная перекачка альбома продолжалась все 9 месяцев, и, когда запись уже вышла, удалось ее продать совсем немного, чуть больше, чем 200.000 копий. Это было бы просто отличным результатом для других групп, но никак не для меня. Мне пришлось смотреть, на то, что я строил 20 лет, мне казалось это тихо умирало. Тогда я начал пить с Элом в основном по ночам, и, в конце концов, однажды в Сан-Диего (мы прибыли туда, чтобы сыграть акустическое радио-шоу для KIOZ) оказалось, что на радио ставили песню всего лишь пару раз и то только за неделю до начала шоу. В ту ночь я сильно надрался. Каким-то чудом мы закончили тур, однако я не смог терпеть уже своих ребят. Джуниор подходил ко мне на сцене, и я в это время уходил совсем в сторону. Джимми уже не попадал в поставленные переходы, в партии, поскольку он вылезал из-за инструмента и орал на людей, отвечающих за мониторы. По окончании тура я оказался в реабилитационной клинике, где я и уснул на собственной руке.

Пока я там находился, я предупредил менеджера, Ларри Мэйзеру, что мне необходим отпуск, и что появились проблемы, и что ему пока стоит отдохнуть. Правда он меня не послушался.

И пока я находился в лечебном центре, Джуниор, Ларри и остальные заявили лейблу, что они начинают запись нового альбома, и что им необходима треть общего бюджета, это было целых $333.000. И, когда Sanctuary поинтересовались, где Дэйв, Ларри заявил, что я "ускакал на коне". Однако, все мои друзья на лейбле прекрасно знали, что я до ужаса боялся лошадей, а следовательно что-то произошло. Поэтому, когда я вернулся домой, я высказал Ларри, что с меня хватит, и уволил его, а группу распустил.

Я попросил Джуниора о встрече, чтобы ему все объяснить, и показать руку, которую тот видел, чтобы опровергнуть его заявление Metal Sludge, "мне известно только то, что он рассказал". Я объяснил ему, что передам всё ему, чтобы люди заметили его, и по началу он благодарил меня, однако позже в этот же день он накричал на меня на парковке, уже в присутствии моего сына.

В результате, я не передал управление группой в руки Джуниора, на что он ответил, что не собирается губить свою карьеру.

Я все рассказал Джимми, и его девушка мне тогда заявила: "Ты не сможешь быть просто обыкновенным человеком." Я догадывался, что у нее весьма богатый жизненный опыт. И потом она меня назвала "лжецом".

Я записал пресс-релиз и полностью забросил все дела, поскольку решил, что по истечении пары лет Джимми изменит отношение, возможно скажет что-нибудь хорошее о пребывании в группе, возможно даже позвонит и извинится за грубость своей девушки, однако этого так и так и не произошло. Я даже пытался общаться с Джуниором, потому что мне казалось ему это всегда было интересно, и я рассказал бы ему всё, если бы он не грубил. Он забыл, что последние 20 лет я постоянно заботился о нем, и возвращал его, даже после 3-х последних увольнений за плохую игру в студии.

Через полгода после последней встречи с Эллефсоном, я снова начал играть, и уже через 13 месяцев я участвовал в шоу, организованном в память о человеке, с которым я работал и который покинул наш мир. Естественно, моя игра была очень далека от совершенства, и я постарался уйти сразу же, как только мог, поскольку не желат отвечать на вопросы Джуниора.

Через 18 месяцев я рассказал Эллефсону, что я хочу снова записаться, и может быть, он согласиться с мной играть, зная о том, что пригласив Ника и Марти, это станет альбом RIP, но никак НЕ РЕЮНИОН. Я это повторил каждому огромное количество раз.

Я рассказал ему, что предложение будет таким же, как и в первоначальном контракте с Sanctuary, что в результате составляло 20% от итогового заработка группы за выпущенный альбом. Я, естественно, свою долю получил, однако она пока ещё остаётся в офисе у менеджера группы.

Итак, теперь вы представляете, что произошло в период от "CTE" до "The World Needs a Hero", и почему написание музыки разрушило "дух" группы, почему цифры связанные с продажей дисков резко упали, почему в результате ушёл Марти, как я повредил свою руку, я и дальше готов отвечать на все ваши вопросы, но давайте пока на этом закончим. Я знаю, что правильно сделал, когда продал все свое оборудование, чтобы полностью расплатиться с долгами, которые кроме меня некому было заплатить. Мне сильно хотелось, чтобы они просто правильно поступили, однако они все решили по-своему. И сейчас меня и Megadeth ожидает судебное разбирательство с Дейвидом. Конечно же, после выхода в свет нового альбома вы увидите меня и Ника опять вместе, и все это уже станет для вас неважным.

Подпись: Я вас всех люблю. Дэйв Мастейн.

Другие статьи

На правах рекламы:

• За небольшую оплату как добраться с краби на самуи недорого, со скидками.