заработок в интернете Установите приложение и зарегистрируйтесь для начала работы. Вы устанавливаете мобильное приложение “Агентология” на свой планшет или регистрируетесь на нашем сайте. Пройдите обучение работе с системой.

Отрывки из интервью с Дэйвом Мастейном

Есть ли связь между твоей новообретенной верой и трезвым образом проживания?

Дэйв М.: Моя трезвость... если тебе интересно то, принимаю ли сейчас наркотики, то я скажу, что нет, я не принимаю. Однако и трезвенником я не смогу назвать себя. Я периодически могу выпить бокал вина. Что же касается ОАА (при расшифровке получится “общество анонимных алкоголиков), я осознал то, что все встречи алкоголиков являются слишком опасными для человека наподобие меня, потому как на таких встречах я узнавал о многочисленных способах словить свой “кайф” и это было более познавательно, чем РЦ (реабилитационный центр) для наркоманов, ведь я там лежал когда-то. По идее, человек должен обрести истинную веру во Всевышнего, но при первом выговоренном слове "Бог" на этих встречах многие из них начинают подрываться. Поэтому я, получается, просто-напросто возвратился к истокам. То есть, вместо того чтоб тупо сидеть в какой-то комнате с людьми, которые рассказывают о том, сколько наркотиков они перепробовали и по сравнению с ними как мало принимал сам, я дошёл до того, что мне нужно обратиться своими мыслями и душой непосредственно к Всевышнему. Тем самым перестать быть каким-то проводником, и также не платить впустую за каждую неделю, проведённую там. Не поймите меня неправильно, я не высказываюсь против ОАА, ведь в какой-то момент, это общество и эти люди спасли меня, но, несмотря на это я осознаю, что в результате этих встреч я не достигну желаемого результата. Поэтому, если говорить о самой вере, безусловно, я давно спасся. Обретение веры - самый вечный путь. Это то, над чем обязан трудиться ежедневно. Есть такие люди, для которых я читаю молитвы. Есть такие люди, которых я люблю и для которых молюсь, и есть такие люди, за которых молюсь для того, чтобы они сразу же оказались в рае. [смеётся] У меня нету "чёрного списка".

Ты как-то упомянул о церкви (католической). Являешься ли ты католиком?

Дэйв М.: Нет, я не католик. Однако всем известно, что католическая церковь - это самая первая корпорация в мире, и тогда совсем не было важно, являешься ли ты католиком или нет. Ну не то, чтобы это меня как-то напрягало. Просто я думаю о том, что мало людей, считавших себя "верующими" признают факт относительно того, что католическая церковь - это корпорация. Я смею полагать, что они просто не осознают этого.

Два — три года назад, ты не принял приглашение выступать в одной из программ с “DISSECTION” и “ROTTING CHRIST”. Ты имеешь какую-то разработанную стратегию относительно выступлений на одной площадке с определенными группами или людьми?

Дэйв М.: Я бы не хотел это называть это стратегией - это зов моего сердца. До того момента, мной руководил холодный и трезвый расчет, но ведь мое сердце находится более близко к моей натуре и естеству. Когда раньше видел что-либо, с которым я сам был не согласен, тогда делал вид, что этого просто не замечаю. Сам никогда не думал, что если кто-то поет о Сатане, это значит, что этот человек симпатизирует ему. Это не так. Когда мне было пятнадцать лет, я был серьезно увлечен черной магией и колдовством, так что более тридцати лет я жил в темной стороне. От меня потребовалась целая жизнь, целая вечность, чтобы я смог вырваться из этой паутины. И вообще, какое удовольствие есть в том, чтобы петь песни о Сатане - в таких случаях поющий похож на панк-певца. К примеру, знаешь ли ты, что группа “MERCYFUL FATE” является одной из моих любимых, но при этом с их лирикой я не согласен. Боже упаси, я не хочу каким-то образом устыдить этих музыкантов – я не имею на это право. Что же касается совместных проектов и концертов с этими группами, то я поймал себя на мысли о том, что если ты действительно не хочешь выступать с людьми, с кем тебе как личности и музыканту будет стремно это делать, то тогда не надо выступать. Особенно тогда, когда в песнях они упоминают и даже возвысят признанного врага твоей веры... Ну какой человек будет спокойно стоять на одной сцене вместе со своим врагом? Для меня это очень трудно представить. King Diamond – это признанный сатанист, а вот для многих сегодняшних групп подобного типа сатанизм самая обычная "липа".

В свое время я не испугался этих сатанистов, потому как я уверен в том, что они ошибочно интерпретировали мои эти прошлые увлечения и только. Но заметь, что мы уже начали разговор о духовном противостоянии, и мне очень не хотелось бы, чтоб данная тема затрагивалась здесь. Многим людям все равно, что для меня является объектом для веры – им нужна та музыка, которую я сочиняю. А меня это вполне устраивает. Что же касается ситуации за рубежом, то как музыкант, кто продал столько альбомов и выступил перед десятимиллионной аудиторией, на закате своей карьеры я имею свои собственные планы относительно того, как проведу остаток жизни. Свои последние годы я не хочу провести как попало, я хочу насладиться этими днями. В одном из наших прошедших концертов сложилась такая ситуация, что промоутер не позволил им играть первыми и они отказались выступать. Когда я узнал, я рассердился. Если бы меня уведомили, я бы позволил им играть первыми и мы выступили мы завтра, уступив этим ребятам. Сам никогда не выгонял и не выгоню группу из нашего совместного тура в случае, если вдруг там меня что-то не будет устраивать. Ну а если возникнет какая-то проблема и меня заранее об этом предупредят, возможно, я передумаю и аннулирую решение, тогда как увольнение, описанное мной, я считаю свидетельством трусости.

По мне некоторые группы подобного типа очень плохие. Потому и тебе не о чем волноваться относительно их убеждений. Я думаю, что для многих эта сатанисткая пропаганда более чем искусственная. Ведь даже в самом настоящем сатанизме не найдешь такого пристального внимания, которое уделяется к ненависти по отношению Богу.

Дэйв М.: Согласен. В Европе, у меня была проблема лишь с одной такой музыкальной группой. Вокалист этой группы сидел за совершение двойного убийства [группа “Dissection”]. Группа должна была выступать в Израиле. Но перед этим, мне пришлось уточнить кое-какие детали с агентом. Я уверен в том, что возможно быть более убедительным, выступая с песнями, относящиеся к ядерной бомбе, нежели к пентаграмме. Как ты думаешь, что более страшно: перевернутый крест или горчичный газ? Так что тогда, когда мне сказали, что я и эта группа будем выступать на одной и той же сцене, я заявил о том, что “мы не можем вместе выступать" И организаторы выгнали эту группу из турне. На тот момент я отреагировал очень резко и возмутился, сказав "Боже, зачем Вы сделали это?" Я не хотел бы, чтобы люди подумали, что я какой-то сумасшедший или фанатик. Порой и самому не верится, но сейчас мое сердце наполнено любовью, и я действительно хотел бы поделиться с ней с музыкантами этой группы. И это я считаю самым настоящим пиком в карьере любого музыканта. Ведь яиграю музыку бескорыстно. Попадание в Зал славы rock-and-roll, Гремми. Все наверняка думают о том, как же круто было оставить отпечатки рук перед всемирно известным гитарным центром [он находится на бульваре Sunset, Лос Анжелес]. Однако я не стремлюсь к этому. Я имею все, что мне нужно в этой жизни: красивая жена, дети - у меня еще и есть новый песик. Боже, с моей жизнью все в порядке. Через месяц я еду на Гаваи для того, чтобы на своих новых гастролях выглядел загорелым. И совсем не важно то, что я не загораю, а мгновенно сгораю.

Другие интервью

На правах рекламы:

• Название: вскрытие замков в Астане.